fbpx

[Мир после коронавируса] Острые шипы Нового пост-вирусного мира

Последние несколько недель мы живем в странном мире, согласны? Здесь причудливо смешались как новые удовольствия и возможности, так и новые страхи, которые вместе усиливают растерянность прямо сейчас, а подспудно – постепенно меняют наше фундаментальное поведение в ближайшие годы. Мир, преодолевший пандемию коронавируса, не будет прежним: эту фразу повторяют сейчас все, кто претендует на звание аналитика. Однако каким будет этот новый чудесный мир, сказать невозможно.

Карикатуры о начале новой жизни в Китае, где унылые люди шагают по серым улицам сквозь десятки дронов, мимо злого полицейского, под обнадеживающим взглядом Си Цзиньпина на огромной плакате, являются не более чем испуганной иронией «демократических» обществ Запада, шокированных перспективой глобального лидерства «авторитарного» Китая. Ни во время пандемии, ни сразу после нее ответов, а как же жить дальше, не будет. Однако кое-какие признаки нового мира, как острые углы, уже начинают проступать сквозь густой слой общемировой истерики, локдаунов и закрытия границ.

Этой заметкой мы открываем серию «Мир после Covid-19». Но давайте сначала условимся, о чем мы не будем писать.

Мы не будет освещать здесь хитросплетения мировой геополитики, которая, нельзя не заметить, похоже, скатывается в популистический национализм в самом широком понимании этого слова. Сейчас есть множество теорий насчет грядущей усиления мощи Китая по всем направлениям (кое-кто уже даже применяет термин «геополитическое оружие» в отношении коронавируса) и связанной с этим трансформации мирового сообщества. Но мы считаем, что рассуждения о конце эпохи доллара или сломе однополярного мира и Евросоюза лучше оставить узким специалистам, то есть политикам.

Любые попытки предугадать решения лидеров государств, их союзов и международных институтов под влиянием кризиса бесполезны. Посмотрите, как по-разному реагируют государства на пандемию, хотя, казалось бы, есть рекомендации ВОЗ. Проблема в том, что рекомендации организаций вроде ВОЗ уже ничего не решают, как недавно дал понять мистер Трамп. Впрочем, мы же обещали – не о геополитике.

Точно так же мы не будем затрагивать вопросы внутренней политики отдельных государств. Все они испытывают колоссальное давление пандемии. Люди упрекают правителей в том, что они оказались неэффективны как менеджеры и не могут справиться с кризисом. Недавно в отставку ушла глава службы здравоохранения Шотландии, которую застали за возмутительной прогулкой с семьей во время всеобщего запрета.

Экстренные меры государственной поддержки фирм, потерявших покупателей, и работников, потерявших работу, все эти бесчисленные кредиты и пособия многим кажутся ерундой. Правда в том, что многих из нас ждет неизбежное падение доходов и уровня жизни. Как повлияет недовольство избирателей на их выбор, покажет уже очень скоро ближайший крупный пример – ноябрьское голосование в США. Но общее влияние пандемии на внутреннюю политику в долгосрочном плане так же не очевидно, как и то, когда будет побеждена пандемия: через два месяца, через 12 или через 18?

Вопросы взрывного развития технологий, ошеломляющего роста компаний видеоконференцсвязи, служб онлайн-доставки, систем big data и искусственного интеллекта, с вашего позволения, тоже не будут предметом нашего внимания в рубрике «Мир после Covid-19». Точнее, мы пристально отслеживаем такие изменения в другой рубрике – Pacifica’s STEM, куда и будем отсылать вас по мере необходимости. Но размышлять о том, как трансформируется мир после пандемии, рассуждая о технологиях в отрыве от людей было бы странно. Нет, мы не думаем, что мир вскоре захватят роботы. Только не сейчас.

С другой стороны, и рассказывать о том, как меняется человеческая психика, не принимая во внимание окружающий мир, тоже неприемлемо. Треть мира сейчас заперта в четырех стенах, а кто-то не может видеться вообще ни с кем, поскольку находится на карантине.

Мы все пытаемся выработать режим дня, чтобы не потерять эти недели в постели. Придумываем хобби, которых нет. Удивляемся тому, что не нужно ехать в офис, а рабочие встречи можно проводить круглосуточно, – даже интересно, а так что, всегда было можно?

Испытываем сложную гамму чувств, от радости до разочарования, от резко увеличившейся концентрации близких людей рядом (выросшая кратно вероятность спонтанного секса – не разочарование, конечно. Но «эти дети»…).

Итак, а о чем мы вообще тогда? Резонный вопрос. Честно говоря, нас вдохновляет сразу несколько мыслей, которые витают в воздухе или уже высказаны коллегами. Например, авторы из американской Boston Consulting Group в своем анализе под названием “Sensing and Shaping the Post-COVID Era” на примере ближайших десятилетий вспоминают, что хаос кризисов дает шансы полезным изменениям.

Вторая мировая война привела к эмансипации женского труда, теракты 11 сентября 2001 года – к ужесточению мер безопасности на транспорте, а эпидемия SARS – к бурному росту площадок электронной коммерции. Во всех этих случаях меры, предпринимаемые в ответ на кризис, изменили поведение людей, а когда кризис исчез – жизнь обратно уже не поменялась.

Не нужно понимать это буквально. Конечно, мы не станем поголовно ходить в масках в общественных местах после того, как коронавирус отступит. Но что вы скажете на то, что люди по всему миру ежедневно ходят в масках из-за загрязнения воздуха в мегаполисах, а жители многих районов Индии с удивлением осознали, что у них в стране вообще-то есть Гималаи, только благодаря вирусу и тогда, когда блокада автотранспорта очистила воздух на сотни километров видимости? Это не означает, что нужно остановить экономику и вернуться в мир Адама и Евы. Однако почему бы не очищать выхлопы тщательнее?

«Управление рисками станет ключевой деятельностью в новом мире Risk management will become a core activity in the new world.», – это другая мысль, вдохновляющая нас, высказанная автором Forbes в материале ‘The New World: How The World Will Be Different After COVID-19’.

Это не значит, что мир постепенно будет становиться безопаснее сам по себе. Но можно надеяться, что к прогнозам разного уровня наконец-то начнут прислушиваться те, кто принимает решения, и на каждую неприятность появится свой план. Возможно, наша жизнь в целом станет более предсказуемой. Скучновато, правда?

Кстати, наша коллега делает восемь общих предсказаний о трансформации мира после пандемии, с которыми мы в целом согласны.

Начиная с сегодня, мы будем упорно работать над тем, чтобы выделять из лавины информации о вирусе признаки нового мира. Эти крупицы могут быть затеряны в ворохе ужасных подробностей о смертях и лишениях, из которых создается текущая информационная картина дня. Но мы верим, что уже очень скоро настанет пора сложить доспехи и браться за обустройство обычной жизни. Что будет востребованным в мире после пандемии, а что – перестанет? Какие навыки будут важны, чтобы найти свое место? Если наши советы помогут вам сориентироваться в том, как это сделать быстрее и эффективнее, наша миссия будет выполнена.

Возможно, какие-то наши предположения не сбудутся. Мы постараемся мыслить в позитивном ключе. Не ждите от нас предсказаний о революциях, тотальном контроле государства над гражданами или полном вымирании международного туризма. Мы верим, что любая негативная тенденция может обернуться выгодой, и что после больших потрясений мир может и должен меняться в лучшую сторону. Независимо от того, что думает об этом он сам.

Читайте нас, приближая прекрасный «Мир после Covid-19».

Оригинальная версия заметки на английском языке опубликована Pan Pacific Agency.